Мы с огромным удовольствием рады оказать поддержку латвийской художнице Кристиане Димитере в организации ее новой выставки WOOF WOOF! в галерее Alma!

«Я презираю людей, которые держат собак. Они трусы, у которых не хватает духа кусать лично».

– Август Стриндберг

 

 

Возможно, в словах Стриндберга есть определенная доля правды, когда речь идет о людях, которым собака заменяет сигнализацию или оружие. Но даже известный французский циник Мишель Уэльбек не смог удержаться от того, чтобы не посвятить своему любимому корги Клементу целый выставочный зал во Дворце Токио (Palais de Tokyo) в Париже. Его питомец был хладнокровно убит исламистами с целью запугать писателя, которого они приняли за исламофоба. Выставка Уэльбека «Остаться в живых» (Rester-Vivant) по большей части представляет собой фарс и мизантропные комментарии, весьма характерные для писателя. Тем не менее, ее заключительная часть – посвященный Клементу зал – пропитан простодушной сентиментальностью. Как можно оставаться равнодушным, рассматривая фотографию милого и пушистого корги, который с легкой грустью во взгляде всматривается в Атлантический океан и французские дюны? Арт-обозреватель Дигби Варде-Алдам в обзоре выставки писал: «[…] на полсекунды я усомнился в ее искренности. А затем почувствовал, как слезы покатились по моим щекам». На самом деле, все не так просто. Для Уэльбека и его бывшей жены Клемент был сродни собственному ребенку. Они любили песика как родного сына. И вот оно – то самое противопоставление, убийство невинного создания, сравнимое с потерей любимого человека.

В случае Кристианы Димитере собаки также отчасти выступают в роли близких людей. Боксер Арго был ее защитником, когда она была ребенком. А спасенная Брина отблагодарила Кристиану безграничным обожанием и доверием. Кажется, что Стриндберг все-таки упустил что-то очень важное. В своем резком суждении он забывает о той безусловной любви и преданности, что может испытывать только собака к своему хозяину и наоборот. Еще одна ошибка Стриндберга: если говорить о Кристиане Димитере, то у нее достаточно мужества и сноровки, чтобы лично укусить кого-нибудь, если возникнет такая необходимость.

Кристиана Димитере в честь своих собак создала три изваяния. Все они сейчас резвятся на радуге, а эти скульптуры – белые, матовые и монументальные – подобны отражению каждой из собачьих душ. Белая птица унесла их на небеса, но невозможно избавиться от ощущения, что они тут, рядом и никуда не уходили. Скульптуры запечатлели их в некоем промежуточном состоянии. Фигуры статичны и в то же время необычайно активны. Эксцентричные выражения и обтекаемые формы тел заставляют нас поверить в то, что мы наблюдаем за живыми существами. При этом очевидно, что перед нами призраки.

С самого своего детства окруженная прекрасным, Кристиана Димитере обратилась к такому же прекрасному эскапизму. Я осмелился назвать этот вид эскапизма прекрасным, потому что в нем наличествует определенный уровень стоицизма. Он не навязчив и не претенциозен. С одной стороны, Кристиана Димитере напоминает благородного и великолепного павлина в окружении монотонного кряканья уток. С другой стороны, она ведет жизнь святой, отказавшись от мирской шелухи. Это не мизантропия, а сознательное решение дистанцироваться от людей и общества. Кто-то может назвать это самоизоляцией.

Кристиану Димитере не привлекает жизнь в стиле модерн. Но в то же время она не зациклена и на вульгарном декадансе. Ее работы представляют собой совершенно обособленный набор тем, в основе которых – ее собственный опыт и страсти. В каком-то смысле Кристиана Димитере – это классический постмодерн. В ее работах угадываются следы русского Серебряного века, сюрреализма и гиперреализма, отсылки к религиозным мотивам и сюжетам древних времен, а также к литературному канону. Кто-то скажет, что это звучит как какофония стилей и впечатлений, но Кристиана Димитере очень осторожно и последовательно выражает все мириады озарений собственным художественным языком. Благодаря ее художественному мастерству преувеличение и деформация предметов кажутся совершенно органичными.

Может статься, что случайный выскочка – ценитель современного искусства сочтет идеи Кристианы Димитере тривиальными. Так или иначе, но ее смелость быть тривиальной стала ее козырем. Создаваемые ею формы, как и она сама, наполнены уверенностью, когда дело доходит до глубинной идеи. Ее смелые поступки указывают на истинное мастерство.

– Томас Парупс

 

Другие новости